Смена масок. Почему ПСРМ так легко уступила демократам приднестровское направление

На днях произошли два события. Они, казалось бы, не связаны между собой. Действительно, какая связь между арестом и подготовкой к водворению на родину мастера молдавской закулисной политики Владимира Плахотнюка с официальным оформлением коалиции ДПМ и ПСРМ. Она есть. Всё дело, в качестве кого Плахотнюк вернётся…

Итак, демократы и социалисты решили оформить свои фактические отношения официально. Под соответствующим соглашением свои подписи поставили лидеры партий Павел Филип и Зинаида Гречаный. После подписания соглашения об официальной коалиции между ПСРМ и ДПМ произошли кадровые перестановки в правительстве Иона Кику. Представители Демпартии  будут занимать посты министров иностранных дел и евроинтеграции, экономики, образования, обороны. За социалистами остаются пять министерских портфеля: финансов; юстиции; здравоохранения, труда и соцзащиты; сельского хозяйства, регионального развития и окружающей среды; внутренних дел. Кто выиграл, а кто проиграл при дележе постов в правительстве, судите сами. Нам, например, кажется, что расклад вышел не в пользу ПСРМ.

Но есть один принципиальный момент. Помнится, Игорь Додон руками и ногами держался за должность вице-премьера по реинтеграции – главного переговорщика по молдо-приднестровскому урегулированию. Сначала на эту должность был «реинкарнирован» уже занимавший этот пост Василий Шова. После того, как его забрал обратно в свои советники Игорь Додон, «реинтегратором» стал ещё один президентский выдвиженец Александр Фленкя. Оба, кстати, восприняли только первую часть своей должности, попытавшись действительно стать «реинтеграторами», а не переговорщиками. На совести Василия Шовы неподписанный протокол встречи «5+2» в Братиславе. Ожидалось, что политический представитель от Молдовы поставит под этим документом свою подпись во время неформальной Баварской конференции по укреплению мер доверия. Но вместо этого Шова ни с того ни с сего предложил обсуждать гармонизацию налоговых законодательств Молдовы и Приднестровья. Александр Фленкя пребывание на посту политического представителя в переговорном процессе начал с двух скандалов.

Сначала Фленкя громко хлопал дверьми в кишинёвском офисе ОБСЕ на встрече со своим приднестровским визави-министром иностранных дел Виталием Игнатьевым, то выбегая оттуда, то снова забегая. А затем отказался ехать на встречу с тем же Игнатьевым в Тирасполь. Таким поведением он чем-то напоминал своего предшественника. Василий Шова в феврале 2006 года, громко хлопнув дверью в тираспольском офисе ОБСЕ И спешно сбежав по лестнице, на несколько лет приостановил переговорный процесс в формате «5+2». 

Конечно же, политические представители обеих сторон – люди подневольные. Но пик договороспособности со стороны Кишинёва в отношениях с Тирасполем пришёлся на 2017-2018 год, когда должность политического представителя Молдовы в первый раз занимала Кристина Лесник. Тут не надо делать акценты на личностях. Был нажим на Кишинёв со стороны посредников и наблюдателей в переговорном процессе. Этого не стоит отрицать, поэтому и были подписаны несколько ключевых протоколов, решавших на бумаге застарелые проблемы во взаимоотношениях между Молдовой и Кишинёвом.

Итак, вернёмся к назначению Кристины Лесник – сдача социалистами этого направления демократам, порождает много вопросов. Неужели Игорь Додон так легко сдался «союзникам»? Или, может, всё прозаичнее, и прочная спайка между ПСРМ и ДПМ существовала всегда?

Глядишь, и Владимир Плахотнюк при таких раскладах на родину вернётся не в наручниках, а при эскорте. И встречать его в аэропорту будут не представители генпрокуратуры, а рота почётного караула…

Другие материалы в этой категории: « Когда слова пострашней автомата
http://www.zoofirma.ru/