Цвет настроения хаки. Что стоит за агрессивной риторикой Санду?

На днях Майя Санду заявила, что не намерена идти на контакты с президентом Приднестровья Вадимом Красносельским, а будет общаться только с теми, кто «уважает целостность Молдовы». Ранее она пояснила, что подразумевает под «целостностью». По мнению избранного президента Молдовы, никаких разговоров о федерализации быть не может. Мол, Молдова – унитарное государство, а Приднестровью придумают какой-то «особый статус», который будет ещё более усечен, нежели у АТО Гагауз-Ери. Заодно пообещала бороться с «приднестровской контрабандой» и поставить крест на миротворческой операции в зоне молдо-приднестровского конфликта.

Для того, чтобы понять, что из слов Санду следует рассматривать как promotion будущей политики Кишинёва, а что так и останется манифестами и лозунгами, требуется: 1) уяснить набор полномочий президента Молдовы; 2) сделать небольшую ретроспективу молдо-приднестровского общения на высшем уровне; 3) посмотреть расклад в парламенте. Последним мы уже занимались. Однако посмотрим, как госпоже Санду удастся разогнать парламент, отправить в отставку правительство и провести досрочные выборы. Чем дальше это всё будет отодвигаться, тем больше бонусов из-за разрухи в стране будут получать оппоненты. А они сегодня едины, чего никогда не замечалось в рядах евроинтеграторов. Сорок два с четвертью процентов «стартовых» (именно столько набрал Игорь Додон во втором туре президентских выборов) – это очень много на парламентских выборах для практически уже сформированного блока «За Молдову!» Плюс ещё депутаты-мажоритарщики. Сегодняшние громкие заявления Майи Санду очень быстро начнут играть против неё же.

Но перейдём к молдо-приднестровским взаимоотношениям. Был период, когда и международный формат «5+2» «завис», и контакты между официальными Кишинёвом и Тирасполем прекратились. Тут арифметическая формула «5+2» превратилась в «5+1+1». Потом эту математическую комбинацию назвали «челночной дипломатией». Смысл прост. Раз нельзя усадить официальных лиц от  сторон конфликта за один стол переговоров, то, почему бы не поставить второй? Поэтому делегация посредников и наблюдателей совершала последовательные вояжи в молдавскую и приднестровскую столицу, а потом обратно. Но международные усилия (нажим на Кишинёв со стороны посредников и наблюдателей в переговорном процессе) привели к тому, что вначале после шестилетнего перерыва в 2010 году в Астане прошло «установочное» заседание формата «5+2». На следующий год уже литовский МИД собрал полноценное заседание в вышеозначенном формате в Вильнюсе. «5+2» был разблокирован.

До того, как это произошло, в Молдове полностью поменялась власть. Цена – разгромленный центр столицы и гражданское противостояние. Кстати, погромами административных зданий в Кишинёве в апреле 2009 года занимались сторонники новоизбранной главы государства. После «непонятной революции» лидеры «Альянса за европейскую интеграцию» клялись и божились на телекамеры, что к погромам никакого отношения не имеют. Более того, осуждали тогда беспорядки.

После откровенно опереточной фигуры на посту главы государства Михая Гимпу (был в течении года и трёх месяцев и.о. президента) парламент назначает президентом бывшего судью Николая Тимофти, который потом за время правления лишь несколько раз покинул свои апартаменты. Он через свою пресс-службу слал негодования в адрес России и  призывал комбатантов «разделаться с Приднестровьем». То есть занимался тем же, чем сейчас увлеклась Майя Санду. Меж тем, ещё во времена «и.о. президентства» Михая Гимпу установился новый формат переговоров в формате «1+1»  на высшем уровне – «премьер Молдовы – президент Приднестровья». Были за это время и «футбольная», и «концертная», и «паломническая» дипломатии. Затем общение президентов двух стран вышло на новый уровень. Это произошло после избрания Игоря Додона и Вадима Красносельского (в РМ и ПМР соответственно).

Кстати, среди семи встреч президентов Игоря Додона и Вадима Красносельского затесалась одна «мимолётная» – главы ПМР посерёдке моста через Днестр с тогдашним молдавским премьером Павлом Филипом. И вообще, практика молдо-приднестровских переговоров «на верхах» на уровне «президент ПМР – премьер РМ» впервые была введена ещё Игорем Смирновым. В отсутствии адекватного президента Молдовы в 2011 году первый президент Приднестровья пару раз официально и неофициально проводил переговоры с тогдашним премьер-министром Молдовы Владом Филатом.

Поэтому велика вероятность, что представлять молдавскую сторону в переговорах на высшем уровне будет не одиозная Санду, а нынешний или, скорее, новый руководитель правительства РМ.

К слову, президент ПМР, комментируя заявления своего молдавского коллеги, снисходительно призвал дать первой женщине на посту главы РМ время. Дескать, пускай она остынет от предвыборных страстей, подумает над своими словами, а там уже будет видно…

http://www.zoofirma.ru/